Night Owl (baglyot) wrote,
Night Owl
baglyot

Category:

Nous sommes Charlie

B632d8pCMAAK3X-.jpg large
Относительно терракта во Франции, больше всего, конечно, поражает реакция на него многих соотечтественников, в блогах, в сообществах, в комментах и вообще в рунете. Событие подсветило мегаваттными фонарями суть т.н. "русского мира" и его сторонников, по старой доброй привычки начали обвинять жертву преступления, а не преступника. Вместо дискуссий об исламе, ISIS'e, мракобесных религиозных фанатиках и политике Европы в отношении мусульман, а также простого человеческого возмущения террором зверей в центре Европы, интернеты заполнились рассуждениями о том, насколько были оскорбительны карикатуры, перешли ли художники границу, что эта газета ещё когда-то публиковала, грехе провокации, святынях, которые нельзя оскорблять, и вообще оправданием террористов, мол, сами заслужили, границы надо знать, и вообще вот к чему эта ваша свобода слова приводит.
Интересно, что самыми ярыми защитниками исламских террористов, оправдывающими террор, оказались сторонники Путина, граждане ватной ориентации и апологеты русского мира на Донбассе. Учитывая, что ислам и Франция к ним кагбэ вообще отношения не имеет, делаем вывод, что им в принципе пофиг кого убивать, лишь бы убивать, лишь бы ад, лишь бы западу было плохо.

Базовое понимание свободы слова и прессы - писать, рисовать, шутить можно о чем угодно и на какие угодно темы, вне зависимости от того, находит это кто-то оскорбительным или нет. Шутки делятся на две категории: смешные и несмешные, все остальные категории надуманы. Если кто-то пишет или рисует что-то зашкаливающе гнусное, оскорбительное и неприемлемое, его не убивают и не бросают в тюрьму. Общество (интернет особенно) самоорганизуется, от автора гнусностей и чего-то недопустимого просто отворачиваются, его не читают, не приглашают на национальные шоу на тв или даже подвергают социальному остракизму, просто такой персонаж выпадает из медиа-повестки и теряет популярность естественным путем. Расист, гомофоб или джихадист становится "нерукопожатным", но его никто не убивает. Для высказывания своей позиции о всемирном еврейском заговоре и рептилоидах существует Гайд-Парк.
Но это не про пострадавшее французское издание, его шутки и карикатуры были вполне ок зачастую. Авторы издания зачастую ставили задачу быть максимально оскорбительными по отношению вообще ко всему, критиковать и подсвечивать всё глумливейшим образом, не имея никаких священных коров и табу, у них это вполне получалось и это здорово.

Все религии являются злом. Религия - симптом иррациональной веры и беспочвенной надежды.© Они все до одной нелепы: их мораль рассчитана на детей, их обещания эгоистичны и чудовищно глупы. © (Кроме пастафарианства, эта религия - не зло, ведь она проливает кетчуп, а не кровь, и гарантирует всем местечко у пивного вулкана с макаронами в раю). В 21м веке вообще не место религиям, это пережитки прошлого, которые постепенно должны уходить в сторону традиций и праздников, прекратив занимать какое-от значимое место в жизни большинства людей.
Но особенным злом является ислам. Если другие религии сейчас трансформировались во что-то мирное, дающее поддержку, веру и идеи тем, кто в этом нуждается, то из ислама проистекают различные течения, основанные на насилии, убийствах неверных и вообще войне со всем миром.
Абсолютное большинство террактов устроено именно исламскими фанатиками, и совершенно адский-адский ISIS, в сравнении с которым ДНР кажется цивилизованным государством, основан именно на исламе и исламистами.
Есть, конечно, и мирный ислам, который изо всех сил открещивается от террористов и правильно делает.

В связи историей вспоминается актуальный эпизод Саус Парка про запрет эпизода Гриффинов с пророком Мухаммедом.
"Сериал Гриффины хочет пустить в эфир изображение пророка Мухаммеда. Исламский мир в ярости, горожане паникуют. Кайл соглашается помочь Картману снять опасную серию с эфира. Однако, в итоге он понимает, что целью Картмана является отмена всего сериала, поскольку Эрика раздражают сравнения его шуток с шутками из «Гриффинов». Тогда Кайл решает помешать Картману и, поняв, что был запуган террористами, добиться появления Мухаммада в «Гриффинах»."
Показательный диалог:
— If we keep our stops to a minimum, we should be able to get the episode pulled just in time.
— Yes, and in just a few weeks from now, "Family Guy" will be off the air forever.
— Off the air? But... we're just going to try to get the Muhammad episode pulled.
—  It's simple television economics, Kyle. All it takes to kill a show forever is get one episode pulled. If we convince the network to pull this episode for the sake of Muslims, then the Catholics can demand a show they don't like get pulled. And then people with disabilities can demand another show get pulled. And so on and so on, until Family Guy is no more! It's exactly what happened to Laverne & Shirley.

А также показательный эпизод из отечественной классики:

Как платил Незнайка за свои вопросы
Как Незнайка был художником

Тюбик был очень хороший художник. Одевался он всегда в длинную блузу, которую называл «балахон». Стоило посмотреть на Тюбика, когда он, нарядившись в свой балахон и откинув назад свои длинные волосы, стоял перед мольбертом с палитрой в руках. Каждый сразу видел, что перед ним настоящий художник.

После того как никто не захотел слушать Незнайкину музыку, он решил сделаться художником. Пришёл он к Тюбику и говорит:

— Слушай, Тюбик, я тоже хочу быть художником. Дай мне каких-нибудь красок и кисточку.

Тюбик был вовсе не жадный, он подарил Незнайке свои старые краски и кисточку. В это время к Незнайке пришёл его друг, Гунька.

Незнайка говорит:

— Садись, Гунька, сейчас я тебя рисовать буду.

Гунька обрадовался, сел поскорее на стул, и Незнайка принялся его рисовать. Ему хотелось изобразить Гуньку покрасивее, вот он и нарисовал ему красный нос, зелёные уши, синие губы и оранжевые глаза. Гуньке хотелось поскорее увидеть свой портрет. От нетерпения он не мог усидеть спокойно на стуле и всё время вертелся.

— Не вертись, не вертись, — говорил ему Незнайка, — а то непохоже получится.

— А сейчас получается похоже? — спросил Гунька.

— Очень похоже, — ответил Незнайка и пририсовал ему фиолетовой краской усы.

— Ну-ка, покажи, что получилось! — попросил Гунька, когда Незнайка окончил портрет.

Незнайка показал.

— Да разве я такой? — закричал Гунька в испуге.

— Конечно, такой. Какой же ещё?

— А усы зачем нарисовал? У меня ведь усов нету.

— Ну, вырастут когда-нибудь.

— А нос почему красный?

— Это чтоб было красивее.

— А волосы почему голубые? Разве у меня голубые волосы?

— Голубые, — ответил Незнайка. — Но, если тебе не нравится, я могу сделать зелёные.

— Нет, это плохой портрет, — сказал Гунька. — Дай я его порву.

— Зачем же уничтожать художественное произведение? — ответил Незнайка.

Гунька хотел отнять у него портрет, и они принялись драться. На шум прибежали Знайка, доктор Пилюлькин и остальные малыши.

— Вы чего дерётесь? — спрашивают.

— Вот, — закричал Гунька, — рассудите вы нас: скажите, кто здесь нарисован? Правда, это не я?

— Конечно, не ты, — ответили малыши. — Тут какое-то пугало огородное нарисовано.

Незнайка говорит:

— Вы не догадались потому, что здесь подписи нет. Я сейчас подпишу, и всё будет понятно.

Он взял карандаш и подписал под портретом печатными буквами: «ГУНЬКА». Потом повесил портрет на стене и сказал:

— Пусть висит. Все могут смотреть, никому не запрещается.

— Все равно, — сказал Гунька, — когда ты ляжешь спать, я приду и уничтожу этот портрет.

— А я ночью не лягу спать и буду стеречь, — ответил Незнайка.

Гунька обиделся и ушёл домой, а Незнайка на самом деле не лёг вечером спать.

Когда все уснули, он взял краски и принялся всех рисовать. Пончика нарисовал таким толстым, что он даже не поместился на портрете. Торопыжку нарисовал на тоненьких ножках, а сзади зачем-то пририсовал ему собачий хвост. Охотника Пульку изобразил верхом на Бульке. Доктору Пилюлькину вместо носа нарисовал градусник. Знайке неизвестно для чего нарисовал ослиные уши. Словом, всех изобразил в смешном и нелепом виде.

К утру он развесил эти портреты на стенах и сделал под ними надписи, так что получилась целая выставка.

Первый проснулся доктор Пилюлькин. Он увидел на стене портреты и стал смеяться. Они ему так понравились, что он даже нацепил на нос пенсне и стал рассматривать портреты очень внимательно. Он подходил к каждому портрету и долго смеялся.

— Молодец, Незнайка! — говорил доктор Пилюлькин. — Никогда в жизни я так не смеялся!

Наконец он остановился возле своего портрета и строго спросил:

— А это кто? Неужели это я? Нет, это не я. Это очень плохой портрет. Ты лучше сними его.

— Зачем снимать? Пусть повисит, — ответил Незнайка.

Доктор Пилюлькин обиделся и сказал:

— Ты, Незнайка, видно, больной. У тебя что-то с глазами случилось. Когда это ты видел, чтобы у меня вместо носа был градусник? Придётся тебе на ночь касторки дать.

Незнайка очень не любил касторку. Он испугался и говорит:

— Нет-нет! Теперь я сам вижу, что портрет плохой.

Он поскорей снял со стены портрет Пилюлькина и порвал его.

Вслед за Пилюлькиным проснулся охотник Пулька. И ему портреты понравились. Он чуть не лопнул со смеху, глядя на них. А потом он увидел свой портрет, и настроение у него сразу испортилось.

— Это плохой портрет, — сказал он. — Не похож на меня. Ты сними его, а то я не буду тебя с собой на охоту брать.

Пришлось Незнайке и охотника Пульку со стены снять. Так было со всеми. Всем нравились портреты других, а свои не нравились.

Самым последним проснулся Тюбик, который, по обыкновению, спал дольше всех. Когда он увидел на стене свой портрет, то страшно рассердился и сказал, что это не портрет, а бездарная, антихудожественная мазня. Потом он сорвал со стены портрет и отнял у Незнайки краски и кисточку.

На стене остался один Гунькин портрет. Незнайка снял его и пошёл к своему другу.

— Хочешь, Гунька, я подарю тебе твой портрет? А ты за это со мной помиришься, — предложил Незнайка.

Гунька взял портрет, порвал его на кусочки и сказал:

— Ладно, мир. Только если ещё хоть раз нарисуешь, ни за что не стану мириться.

— А я никогда больше не буду рисовать, — ответил Незнайка. — Рисуешь, рисуешь, а никто даже спасибо не скажет, все только ругаются. Не желаю больше художником быть.



Je suis Charlie. Nous sommes Charlie. Vous êtes Charlie. Ils ont Charlie.
Subscribe
promo baglyot november 10, 2012 14:26 154
Buy for 10 tokens
Одной из причин, почему Россия - довольно невеселое место для проживания, является названия улиц, городов, районов, парков, станций метро в ней находящихся. Как известно, после прихода к власти большевиков, они занялись массовыми переименованиями. Советы ушли, а прежние названия вернули себе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments